Ирак. Багдад
🔫 🚘
Багдад

Первое, что встречает при подлете к столице — знак того, что страна богата нефтью.

В аэропорту замечательный знак куда бежать при пожаре.

Из аэропорта Багдада можно выехать только на авторизованном такси, поскольку территория находится под особой охраной. Мне повезло разбить первые 36$ трат на троих с канадцем и англичанином.

В ночи мы разглядывали бетонные блоки, колючую проволоку, военные хаммеры и прочие проявления неспокойствия в стране. При подъезде к району нашего отеля нас пропускали через импровизированное КПП, сразу после которого каждая улица была заблокирована пикапом с пулеметом и 5 вооруженными военными.

Ощущения были такие, что сейчас перед нами взорвется дом, придется схватить у умершего солдата автомат и отстреливаться от террористов. Так мы доехали до отеля и заселились в него.

Военных и пикапы фотографировать, конечно, нельзя. Но очень хотелось.

Позже мы узнали, что дешевизна отеля связана с тем, что в этом районе живет мафия, а военные стоят на каждой улице для нашей защиты. Но поначалу было очень даже страшно.

Вид из отеля.

В каждом отеле внутри номера обязательно размещается указатель на Каабу, показывающий направление для молитвы.

А так же имеется ковер и камушек (турба) для молитв. Если с предназначением ковра понятно, то для понимания камушка необходимо углубиться в то, какие на территории Ирака живут мусульмане.

В исламе существует 2 основных направления — суннизм и шиизм. Коротко: сунниты в хуй не ставят шиитов, а шииты суннитов.

В южной части Ирака проживают шииты, здесь же располагаются главные святыни шиитов, до которых мы доедем позже. Шииты во время молитв должны касаться головой земли или того, что растет из нее, но не съедобное. Так как большинство мест для молитв сейчас застелено коврами, молитвы совершаются на глиняный камушек.

Бóльшая часть мусульман сунниты.

Иракские динары. За 250 можно купить водичку, а за 25 000 снять отель на ночь.

Выходим на улицу, военных вокруг стало сильно меньше.

Спустя 15 минут ходьбы меня останавливает военизированная полиция, спрашивает на ломанном английском откуда я и просит сделать фотку. Конечно же делаем!

Большинство правительственных зданий выглядят как цитадели.

На дверцах машин иногда можно встретить поролоновые палочки, чтобы при открытии неожиданно не поцарапать дверь.

В целом улицы Багдада выглядят так.

Трафик в стране чудовищен. Знаки отсутствуют, светофоры игнорируются, все друг на друга сигналят. Ситуацию немного спасают регулировщики.

Которые периодически стоят под кепочками с галстуками. Галстук, при этом — стул!

Не успел я и пары часов погулять, как сфотографировал не тот дом. Дело в том, что, помимо большого количества военных, в Багдаде есть «зелёная зона». Это огороженная отдельным забором территория с ещё бóльшим количеством военных, где живёт правительство и зажиточные иностранцы. И вот домики этой территории фотографировать нельзя.

Меня тут же под белые рученьки сопроводили в местный штаб, где вежливо попросили удалить фотографии, спросили откуда я, когда прилетел и прочее-прочее.

Сразу после допроса и урегулирования удаления двух фоток с фотоаппарата ребята попросили пофотографировать их!

Ситуация стала ещё более сюрреалистичной, когда они добавились ко мне в вотсап и попросили скинуть получившиеся снимки.

Со временем оказалось, что в конце каждого дня я буду только и делать, что переливать фотки иракцев на ноутбук и рассылать их им в вотсапе. Местные при виде камеры регулярно просили их сфоткать. Ажиотаж был сопоставим с филиппинским.

В Багдаде решительно нечего смотреть. Город на 3/4 состоит из пыльной стройки и мусора. Подойдем к памятнику спасения иракской культуры и оценим его собственное спасение.

Арабы очень любят пить чай, поэтому на улицах стоит множество небольших чайных. Стакан чая будет просто «истакан чая».

Торговля золотыми чехлами для айфонов.

Багдад достаточно космополитичный город. В нем можно увидеть огромную армянскую церковь, девушек без покрытой головы и торговлю алкоголем.

Помимо чая арабы очень любят чипсеки.

Банки обычно охраняются усиленно.

Посреди города стоит огромная мечеть, которую начали строить больше 25 лет назад, но из-за войны в 2003 году так и не закончили. Краны в таком виде стоят уже 21 год.

Былая красота.

Реально хорошо укрепленные огневые точки сфотографировать, конечно, не вышло. Слишком уж много глаз смотрит + ещё раз просидеть часок с военными было непростительной тратой времени. Поэтому, вот аккуратная фотка чего-то охраняемого.

В Ираке большой популярностью пользуются направленные кондиционеры. При открытых нараспашку дверях, такая хладопушка приятно остужает.

Восьмиугольные ящики для пожертвований.

Красота.

Мне довелось пообщаться с очень открытым иракским молодым человеком, которому можно было задать буквально любые вопросы. И в ходе беседы я узнал об очевидной проблеме с неочевидным решением у мусульман. Конкретнее — про секс вне брака (никаха).

Дело в том, что вне брака заниматься сексом нельзя (харам). А для женитьбы необходимо обладать хорошим состоянием, чтобы выделить его существенную часть жене (махр).

Но молодые люди, которые не накопили махр, не лишаются всех естественных половых потребностей. Девушки, собственно, тоже, но отсутствие махра у мужчины их тоже останавливает.

Для решения этой проблемы у шиитов есть «временный брак» (мут’а), который позволяет молодым людям в словесной или письменной форме заключить брак на время с обговоренным махром (обычно молодой человек платит небольшую сумму девушке).

Заключение временного брака предоставляет такие же права как постоянный, поэтому занятие сексом в нем дозволено.

Молодой человек, с которым я общался, вступал в такой брак и говорит, что, будучи совершеннолетними, они с девушкой не обязаны были никого уведомить о мут’е. И хотя это звучит как узаконенная проституция, у шиитов это имеет куда больший смысл, чем простое прелюбодеяние.

Как с этой проблемой справляются сунниты — загадка, ведь «временный брак» у них запрещен.

Иракский флаг. Надпись гласит «Аллаху Акбар» или «Аллах — велик»

Блокпост на улице. Слева можно увидеть клумбы двойного назначения. Такие часто ставят перед посольствами. И цветочки растут, и машина не влетит.

Религиозный книжный магазин с неожиданным Гитлером.

Вход во все туристические места стоит одинаково — 25 000 динаров (19$). Причем это может быть как музей неизвестного военного деятеля на 3 комнаты, так и Вавилон. Зайдем в главный и по сути единственный музей Ирака.

Благодаря направлению письменностей можно указать цену только 1 раз в центре.

В музейной коллекции есть множество интереснейших экспонатов, но показать хочется только несколько из них.

Ниже 3 сохранившиеся части ворот Иштар, которые служили одним из входов в Вавилон. Сами врата по кирпичикам к себе утащили немцы, их можно посмотреть в Пергамском музее в Берлине.

Гжельский конь.

Подборка смешных челиков.

Хе-хе-хе.

Просто объявление, но напечатано на бумаге с виньеткой и вставлено в золотую рамку.

Самый элегантный знак «курение запрещено», который я когда-либо видел.

Общественный транспорт в Ираке представляет из себя мини-автобусы, которые ездят без каких-либо обозначений. Каждый местный житель знает как показать рукой водителю в потоке направление. Если ответ утвердительный, то пассажир сквозь трафик стремится в маршрутку.

Все такие маршрутки называют «киа» (даже если это не Киа), поэтому на автовокзале произносится громко и четко «Кербела Киа» (мне нужен автобус до Кербелы).

Ирак представлялся мне выжженой пустыней, как весь Аравийский полуостров. Но кто-то плохо читал учебник истории в 5 классе. Ведь Ирак — это Месопотамия.

Ефрат собственной персоной!

Шиитские святыни, Вавилон и заминированный Мосул будут в следующей части.

Подписаться на рассказы

~1 в месяц

Телеграм
RSS
Скоро поедем дальше